Как я ушел из корпорации и стал сушить иван-чай

Как я ушел из корпорации и стал сушить иван-чай

Об иван-чае ходит множество легенд. И что якобы крестьяне его пили и потому могли не есть весь день, были здоровыми и крепкими — все благодаря ему; и что Россия поставляла иван-чай в Европу огромными партиями до тех пор, пока Ост-Индская компания не устроила заговор против напитка русских богатырей; и что Гитлер лично издал приказ уничтожить поля кипрея и секретную лабораторию, которая разрабатывала секретную формулу травяного эликсира непобедимости для бойцов Красной армии.

Все это вымысел, в основе которого лежит один-единственный правдивый факт: иван-чай действительно оказывает на человеческий организм благоприятное общеукрепляющее действие. А сейчас, когда в моде ЗОЖ, на него особый спрос. Это подтверждают бизнес-показатели компании «Можно» — крупнейшего в России производителя иван-чая, штаб-квартира которого находится в городе Ревде в 50-ти км от Екатеринбурга: сейчас тут выпускают 100 тонн, но ежегодно объемы растут в пять раз.

Создали компанию пять лет назад два друга: Александр Масютин и Алексей Чириков. Экскурсию по производству нам проводит Масютин — мы ходим по цехам, где сушат и ферментируют чайный лист, вместе с делегацией индусов: они приехали обсуждать поставки уральского кипрея в страны Юго-Восточной Азии.

Отчаянный

От ответа на вопрос, как вышло, что он занялся именно иван-чаем, Александр уходит. Говорит лишь, что тема очень серьезная, а раньше «был банкиром» и все у него было хорошо. Но в прежних публикациях он рассказывал журналистам, что работал замдиректора по экономике РМК, а свое дело начал с благословения духовника — тот после службы сказал ему: «Почему бы тебе не заняться иван-чаем? У тебя, наверно, получится». Журнал «Секрет фирмы» описывал эту историю год назад, в августе 2017-го. Тогда компания уже работала с Германией, Эмиратами, Штатами и Австралией и зарабатывала 100 млн в год.

Выходить на экспорт, к слову, компании «Можно» уже три года помогает Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства (СОФПП): организует переговоры с участием переводчиков, консультирует перед зарубежными поездками, помогает найти нужные контакты. Но начиналось все очень скромно: Александр собрал иван-чай рядом с домом, высушил и попробовал заварить. Пить этот напиток было невозможно. На эксперименты с рецептурой ушел год, а то и больше, а помог, как обычно, случай.

Летом 2011 года Масютин вспомнил, что год назад забросил на чердак коробку с кипреем. В ней было около 6 килограммов. Открыв крышку, он увидел, что чай ссохся и почернел. Взяв щепотку, кинул траву в кипяток — тут и оказалось, что вкус получился «чайный» и приятный. Экспериментатор взял в охапку свой товар и отправился в чайный ларек.

Полтора килограмма иван-чая, который тогда уже считался «модным», взяли у него за 250 рублей (вместо озвученных 500). Но в 7 утра раздался звонок от продавцов: «Привози еще, цена не имеет значения, у нас все раскупили!». Оставшийся чай он отвез уже по 2 тыс. за кило (сейчас Масютин продает свой товар примерно по таким же расценкам).

Чайная церемония

На производственной линии в Ревде, которую нам показывают, делают «черный» и «зеленый» крупнолистовой иван-чай. Предприниматели рассказывают, что у компании есть еще две площадки —для среднего и мелкого листа.

 

Чайный лист собирают 67 дней в году, начиная с середины июня. Масютин говорит, что в процессе сбора сейчас участвуют 40 человек, еще столько же работает на производстве. Привозят сырье со всей области, но самыми чистыми считаются районы Верхотурья, Нижних Серег, Режа — где нет крупных производств, а во времена СССР было много сельхозугодий. «Они и зарастают сейчас иван-чаем», — комментирует предприниматель.

Из 1000 кг сырья получится 200 кг подсушенного листа (сушат кипрей в специальных барабанах из нержавейки). Затем листы будут «скручивать» до выделения сока на специальных агрегатах, которые привезли из Китая. Александр поясняет: скручивание обязательно для любого сорта чая, так с листом поступают что в Китае, что в Индии, что на Шри-Ланке. Потому что без скручивания невозможна дальнейшая ферментация — самая важная стадия, когда вкус и цвет чая набирают силу.

Но ферментируют чайный лист на его производстве в специальных аппаратах наподобие больших микроволновок. Их разработали российские ученые — специально для производства иван-чая. Масютин рассказывает, что на этой стадии китайские машины для нашего родного кипрея не подошли.

Затем чай высеивают и упаковывают в большие мешки. Основная его доля пойдет крупным торговым корпорациям по схеме White Label, то есть каждая из них будет продавать уральский иван-чай под своей маркой. Предприниматели говорят, что таков закон рынка: несмотря на то что в России они самые крупные производители иван-чая, по сути фабрика у них крохотная и содержать собственную фасовочную и упаковочную линию — невыгодно.

Однако у «Можно» есть и несколько своих марок, под которыми небольшой объем продукции продается через интернет-магазин верба-чай.рф. В несезон сотрудники компании заняты упаковкой чая для собственной лавочки. Тут уж покупатель может быть уверен: этот иван-чай — тот самый, который так нахваливают Масютин и Чириков.

Кстати, и индусы — тоже хвалят. Говорят, элитарный продукт. Если контракт подпишут, уже в этом году уральцы отправят новым партнерам 200 тонн своего кипрея: с добавлением цветов, ягод, меда и привкусом невероятных легенд о русских богатырях.